Человек за кадром

Генрих Оганесян, снявший всеми любимый фильм «Три плюс два», прожил недолгую жизнь. Он умер на пике славы, оставшись в памяти людей не только как талантливый кинорежиссер, но и очень веселый человек.
Покорение Москвы было заветной целью. И эта цель в представлении Генриха Оганесяна — молодого стажера ереванского театра им. Сундукяна — приравнивалась к покорению мира. В столицу он ехал с грандиозными планами, но, увы, с первого раза поступить на режиссерский факультет ВГИКа не удалось. Однако ради кино молодой и амбициозный Оганесян был готов на все. Тогда-то ему и пригодился специфический актерский опыт, приобретенный в Ереване…
Шла война. В театре им. Сундукяна Генрих каждый вечер деловито оглядывал окна и двери на предмет соблюдения светомаскировки и, сурово бросив сторожам: «На посту не спать!», выходил в примыкающий к театру сад. Здесь разворачивалось целое представление. Он перебегал от дерева к дереву, залегал в траве, якобы прячась, осторожно оглядывался. Естественно, все это не могло укрыться от глаз постового милиционера, у которого сразу возникла мысль — «Шпион!» За Оганесяном установили слежку, а потом арестовали. Но на допросе Генрих с невинным видом заявил, что он — актер театра им. Сундукяна, репетирующий свою роль… Невероятно, но его отпустили.

В Москве после неудачной попытки поступления Оганесян явился к Сергею Герасимову и, заявив, что он — лучший ассистент для такого великого режиссера, потребовал принять его на работу. Разумеется, Герасимов попытался побыстрее отделаться от назойливого самозванца. «Я снимаю фильм об Иване Сусанине, где нужны исторические костюмы. Сейчас идет война, и никто не выделит ни копейки на их шитье. Большой театр, у которого такие костюмы есть, отказался их предоставить. Если ты достанешь мне костюмы, считай, что принят в съемочную группу». Было бы задание! Генрих Оганесян одолжил у своего друга Арно Бабаджаняна костюм и черный кожаный плащ и в таком виде явился в кабинет директора Большого. Не говоря ни слова, он хмуро оглядел всех, вызвав невообразимую панику у руководства театра, решившего, что это — человек из Госбезопасности (в те годы они одевались именно так). Через минуту в кабинете остался только директор — остальных как ветром сдуло. Последовавшая атака Генриха была решительной и наглой:
— Что вы себе позволяете? Кто вам дал право срывать киносъемки государственного значения? Как вы могли так легкомысленно отнестись к столь важному вопросу?! Немедленно распорядитесь отправить костюмы оперы «Иван Сусанин» на киностудию им. Горького для съемочной группы народного артиста СССР Сергея Аполлинариевича Герасимова! На все про все даю вам 55 минут !
Позеленевший от страха директор бросился к телефонному аппарату: 
— Срочно упакуйте все костюмы «Ивана Сусанина»!
Затем, извиняясь, промямлил Генриху:
— Все будет. Я надеюсь, что успеют…
— Посмотрим! — строго посмотрел на него Оганесян и вышел из кабинета…
Спустя час Оганесян звонил из телефона-автомата: 
— Алло! Мне Сергея Герасимова! Кто спрашивает? Его самый лучший ассистент! Сергей Аполлинариевич? Это опять я. Потрудитесь посмотреть в окно!
У ворот киностудии им. Горького стояли три грузовика, доверху груженные реквизитом оперы «Иван Сусанин»! Герасимов был в восторге. Оганесяна приняли ассистентом.
Его организаторским способностям многие могли бы позавидовать. Казалось, он умудрялся бывать одновременно в разных местах и отлаживал съемочный процесс с такой виртуозностью, что на самом деле стал незаменимым помощником Сергея Аполлинариевича. Вскоре упорство молодого человека в достижении своей цели увенчалось успехом, он был зачислен во ВГИК на режиссерский факультет. И повсюду, где бы он ни находился, шутки и розыгрыши были его вечными спутниками, жизнь он воспринимал не иначе как игру. В троллейбусе по дороге во ВГИК тихонько наступит на ногу кому-нибудь и тут же сочувственно скажет: «Вот какой народ пошел. Никогда не извинится». Кивает при этом на ничего не понимающего человека с газетой. Тот, кому Генрих наступил на ногу, говорил пассажиру с газетой: «Хам!» — «Да что вы ко мне привязались?!» — возмущался ни в чем не повинный человек. «Кто к кому привязался?!» И начинался скандал. А Генрих с интересом наблюдал за развитием событий, иногда вставляя провокационные реплики.
На съемках фильма «3+2». Картина имела за рубежом такой успех, что в ГДР была даже создана серия шаржейПрактиковал он и такой розыгрыш. В ресторане подбегал к незнакомому человеку, начинал хватать его за руки, трепать за волосы, щипать за щеки, пошлепывать. Когда человек уже не мог сопротивляться и готов был признать в Оганесяне знакомого, Генрих успокаивался и говорил: «Ой! Я ошибся, простите!»
Оганесян обладал потрясающим даром имитировать иностранную речь. Не зная ни одного языка, он мог быстро и уверенно «говорить» по-английски, по-французски, по-испански и т.д. Однажды в буфете ВГИКа за соседним столиком сидели интеллигентные дамы, преподавательницы иностранных языков, и разговаривали по-английски. Генрих начал произносить тирады, имитируя английскую речь. Дамы напряглись. Последовала пауза. Потом одна из них обратилась к Генриху по-английски. Он невозмутимо признался: 
— Я не знаю языка. 
— Не обманывайте меня, — возразила дама. — Я вам все равно не поверю !

Культовые кадры из «3+2»:Культовые кадры из «3+2»: Сундук, рисующий указатели «М» и «Ж», и  Рома — дежурный по кухне

А вот по-русски Генрих говорил с сильным акцентом. Но все его хорошо понимали. Людей он классифицировал так: «удобни» и «не удобни». Это многое определяло в его жизни… И с «не удобни» могла произойти какая-нибудь каверза.
В 1954 году Оганесян окончил экстерном ВГИК. В течение нескольких лет, работая над различными фильмами, он потихоньку приближался к первой самостоятельной работе, которой стал фильм «Приключения Кроша» по рассказу Рыбакова. Фильм имел грандиозный успех — в прокате картина собрала 19,2 млн зрителей. Кстати, исполнивший роль Кроша Николай Томашевский, сын второй жены Генриха Марины, благодаря фильму стал невероятно популярным. В этом же фильме свою первую главную роль в кино исполнил Никита Михалков.
Вслед за этим Оганесян взялся за экранизацию комедии Сергея Михалкова «Дикари». Режиссерский талант и интуиция подсказывали ему, что простое перенесение пьесы на экран будет банально. Он решил попробовать молодых артистов — Андрея Миронова, Геннадия Нилова, Евгения Жарикова, Наталью Фатееву, Наталью Кустинскую. Репетировали актеры по вечерам, и атмосфера влюбленности, предельной галантности по отношению к девушкам сама по себе отражалась на работе. Ребята фонтанировали хохмами, розыгрышами, многие из которых «ложились» на пленку. Там же рождались фразы, ставшие впоследствии крылатыми, чего стоила только: «Представляешь, Джексон оказался женщиной!» Атмосфера непосредственности и раскрепощенности, созданная Оганесяном на съемочной площадке, превратила фильм в бесконечный ряд добрых и веселых шуток, в одной из которых участвовал и сам режиссер, сыгравший эпизодическую роль официанта в ресторане. За два с половиной месяца комедия «Три плюс два» была отснята и вскоре вышла на экраны. Успех фильма был оглушительным — в прокате он собрал 35 млн зрителей! Молодые актеры стали настоящими звездами, а Фатеева с Кустинской — секс-символами. После выхода картины Генриха Оганесяна часто допекали вопросом, кто ему больше нравится — блондинка Кустинская или брюнетка Фатеева? Он же неизменно с характерным армянским акцентом отшучивался: «Они мне обе… не нравятся!» Объяснялось все очень просто: Генрих Оганесян обожал свою жену Марину и на съемочных площадках романов не заводил. Казалось, у талантливого режиссера, жизнерадостного и веселого человека все еще впереди. Но судьба распорядилась иначе…
Съемочная группа фильма «3+2» — гости телевизионного эфираВскоре после фильма «Три плюс два» Оганесян тяжело заболел. Он лежал при смерти у себя дома, в квартире на Старом Арбате. Марина Томашевская позвонила Нами Микоян (невестке Анастаса Микояна) и сказала, что Генриху очень хочется севанской форели. Есть он уже не мог, но хотел хотя бы прикоснуться к любимому лакомству. Нами, имея возможность заказывать продукты на спецбазе, достала ее и принесла…
2 декабря 1964 года Генриха Оганесяна не стало. Он умер на взлете своей карьеры, не успев реализовать и сотой доли того, что хотел и мог… Нам же навсегда остались его фильмы, такие теплые, душевные, остроумные и смешные, что, несомненно, будут любимы еще не одним поколением зрителей… А еще остался в людской памяти яркий человек, превращавший и свою, и чужую жизнь в увлекательную, веселую игру. Чтобы потом было что вспомнить.
                   В СССР секс есть !
Как-то раз Генрих Оганесян и Арно Бабаджанян стояли в Москве у здания Совета министров СССР.
— Арно, давай пари. Ты указываешь на любую женщину, а я подхожу и уговариваю ее на секс с тобой. Если проиграю — даю тебе 100 рублей. Если она согласится — вечером ресторан за твой счет.
— По рукам, — согласился Бабаджанян.
Арно тут же обратил внимание на элегантную, очень серьезную на вид женщину, проходившую мимо.
— Вот она, Генрих, уговори ее!
Генрих галантно подошел к женщине.
— Извините, Бога ради, я никогда в жизни не позволил бы себе подойти к вам. Но вон там, видите, стоит известный композитор Арно Бабаджанян.
Генрих выдержал паузу. Женщина взглянула на Арно.
— Да, я узнала его, и что же?
Воодушевленный Оганесян продолжал:
— Дело в том, что мы с ним поспорили. Я ему говорю, что самые красивые и элегантные женщины берут верх всегда и во всем — и в жизни, и в сексе. Вы не согласитесь со мной переспать?
Женщина указала на Бабаджаняна и нарочито громко, чтобы тот услышал, ответила Генриху:
— Вот с ним бы я точно согласилась, а с таким нахалом, как вы, — никогда в жизни!
И гордо удалилась. Ужин в тот вечер удался.

Дежавю
Однажды в московском троллейбусе Генрих обратил внимание своих друзей на пассажира, сидящего у окна. Тот, погрузившись в свои мысли, смотрел на остановку, ничего вокруг не замечая. Генрих пулей вылетел из троллейбуса и, встав перед окном, показал задумчивому пассажиру «нос» — детскую дразнилку из растопыренных пальцев. Человек удивленно дернулся, но троллейбус уже тронулся и отъехал от остановки. Оганесян тут же вскочил в такси, обогнал троллейбус и на следующей остановке снова стоял у окна, показывая «нос» тому же пассажиру. Человек заерзал, ничего не понимая и удивленно хлопая глазами. На следующей остановке все повторилось — нахальный тип за окном снова дразнил его. У пассажира началась паника, он просто не верил своим глазам. Когда же он увидел наглеца и на четвертой остановке, нервы его не выдержали, и прежде чем Генрих успел состроить гримасу, пассажир выскочил из троллейбуса и с криком бросился прочь…

Копейка рубль бережет
1951 год. Москва. У памятника Юрию Долгорукому к группе молодых армян подошел Генрих Оганесян и спросил:
— Ребята, хотите цирк посмотреть?
— Конечно, хотим. А кто будет циркачом?
— Милиционер! — сказал Генрих. — Смотрите…
И направился на противоположную сторону улицы Горького прямиком по проезжей части, что было строго запрещено. Постовой милиционер сначала не поверил своим глазам, а потом отчаянно засвистел в свисток. Остановились все — прохожие, транспорт, но Генрих спокойно продолжал путь. Милиционер подбежал к нему и потребовал немедленно вернуться. Генрих сначала прикинулся непонимающим, а потом разорался, мол, в его селе кто куда хочет, туда и идет. Милиционер выдернул из книжечки талон на выплату штрафа и потребовал заплатить 3 рубля. Увидев талон, Генрих согласился: 
— Раз уж ты оторвал государственный чек, так и быть — оплачу, подставляй ладонь!
И начал медленно, по одной отсчитывать однокопеечные монеты: один, два, три, четыре…
— Что случилось? — поинтересовался кто-то из прохожих.
— Не мешайте, вы меня со счета сбили! — возмутился Генрих и начал все с начала — один, два, три, четыре, пять…
Милиционер не выдержал этой занудной процедуры и, махнув рукой, пошел прочь, ко всеобщему восторгу собравшихся.

Подвиг разведчика
Однажды за столом один из гостей, теневой миллионер Балтеян, крайне неудачно и оскорбительно высказался в адрес Оганесяна. Тот мило улыбнулся, но запомнил этот эпизод… Если бы Балтеян тогда знал, в какую передрягу ему предстояло попасть!..
Приехав на пару дней из Москвы в Ереван, Генрих Оганесян попросил Балтеяна:
— Погос, я приехал на съемки по очень важному государственному делу. Помнишь коротышку Григора, который играл у Бек-Назарова в фильме «Зангезур»?
— Конечно, помню, он сейчас нелегальную закусочную открыл, там лучший кебаб в городе подают!
— Срочно найди его и отправь ко мне! Ты же понимаешь, что такое партийно-правительственный заказ! Под контролем центрального КГБ…
Балтеян вытянулся и тихо сказал:
— Я все сделаю, только дай слово, что поговоришь с Марленом Зурабяном…
— Для меня сейчас важнее всего Григор, а с Марленом Аршалуйсовичем я поговорю после съемок!
Через час Оганесян беседовал с Григором.
— Григор, дорогой, мы снимаем фильм. Твоя задача в том, чтобы незаметно по-пластунски проползти с одного берега Разданского ущелья на другой, где засел враг. Влезть наверх трудно. Но ты поднимешься и увидишь расположение вражеских войск. Потом спустишься, переплывешь реку и опять по-пластунски — на нашу сторону. И доложишь командиру все, что видел. Понял?
— Так точно, Генрих Богданович! — по-солдатски ответил Григор.
— Молодец, я потому и выбрал тебя на эту ответственную роль. Иди домой и хорошенько отдохни, а утром встретимся у Киевского моста. Удачи тебе, дорогой!
Окрыленный Григор помчался домой…
В 5:30 утра все трое на машине Балтеяна приехали в ущелье под мостом. Генрих показал Григору маршрут его «разведывательных действий». Затем, поднявшись на точку, где должен стоять оператор, дал отмашку: 
— Мотор! Григор, пошел!
Григор бросился на землю и пополз вниз по ущелью. Оганесян напряженно смотрит на хронометр:
— Стоп! Григор — на исходную позицию! Ты слишком медленно ползешь, надо быстрее, ты же разведчик!
— Понял, Генрих Богданович!
— Внимание, начали, мотор! Григор, пошел!
На этот раз Григор проявил чудеса проворства — прополз через ущелье, переплыл реку, вскарабкался на отвесные утесы и тем же макаром — обратно. Восхищенный Генрих обнял его и поздравил с успешной пробой. Затем отвел сияющего от счастья Григора в сторонку.
— Григор, дорогой, отдохни, и мы проведем вторую пробу. Задача немного изменилась — на той стороне ущелья твой напарник сообщит тебе, что командир — изменник и предатель. В данный момент условно будем считать, что твой командир — Балтеян.
Григор послушно кивнул.
— Поэтому, когда вернешься, подойди поближе и скажи ему: «Сволочь! Предатель!», а потом плюнь ему в лицо и ударь так, чтобы он упал. Ты все понял?
— Так точно!
— Внимание, приготовились, мотор!
Григор пополз с еще большим усердием. Тем временем Генрих признался Балтеяну:
— Погос, я пошутил, никакой съемки не будет. Я наврал, как всегда!
— Вай, Генрих Богданович, вай! — расхохотался Балтеян. — Какой ты шутник! Расскажу ребятам, все упадут!
— Кончай смеяться, Григор уже возвращается. Пускай до конца сыграет свою роль, встань перед ним, как будто ты — его командир.
Что было дальше, понятно — Григор плюнул Балтеяну в лицо, назвал его сволочью и предателем и так врезал, что тот скатился по склону…
Скрипка Страдивари
Однажды Генрих Оганесян сказал композитору Александру Арутюняну про скрипача Авета Габриеляна:
— Слушай, Котик, этот Авет такой жмот! Ни копейки в долг не даст. Давай разыграем его и заставим раскошелиться!
— А как? — заинтересовался Арутюнян.
— Я подменил его дорогую скрипку — в футляре сейчас лежит обычная скрипка из магазина. Давай зайдем к нему и попросим в долг 100 рублей на организацию моего дня рождения. Он, конечно, не даст. Тогда я достану из футляра инструмент и скажу, что уже пригласил людей, и если он не даст денег, то разнесу эту скрипку Страдивари на куски.
— Пошли! — согласился Арутюнян.
И вот заходят они к знаменитому скрипачу.
— Здравствуйте, маэстро. Дело в том, что сегодня день моего рождения, и я пригласил всех наших друзей, но, к сожалению, потерял все деньги. У Александра есть 25 рублей, но этого очень мало. Мы решили попросить у вас в долг 100 рублей на 10 дней.
— Что вы, ребята! Я бы с удовольствием помог, но не располагаю такими деньгами!
— Ах так? — в руке Генриха оказалась извлеченная из футляра скрипка. — Считаю до трех, не дашь денег — разнесу твою скрипку вдребезги! Раз!
— Да ты что, с ума сошел? — взмолился Авет.
— Два!
— Котик, родной, спаси! — обратился Авет к Арутюняну.
— Три! — спокойно произнес Генрих и изо всех сил несколько раз ударил скрипкой об пол.
От инструмента остался только кусок грифа и всклокоченный пучок струн. Авет, потеряв от ужаса сознание, рухнул на диван. Арутюнян в восторге посмотрел на Генриха, но тот неожиданно заорал:
— Что я наделал!! Боже мой, что я наделал!!!
— А что случилось? — удивился Арутюнян.
— Я забыл поменять скрипку Авета…
У Арутюняна подкосились ноги, и он свалился рядом с маэстро, а Генрих тут же удрал. Скрипку Страдивари он, конечно же, подменил.

Im YerevanЭдуард Аянян, Элен Мусаелян
17 сентября 2013 
https://imyerevan.com/ru/culture/view/4385

Печать

Vahe Shahverdyan1974—75 թվականներն էին։ Ես այն ժամանակ Վանաձորի Հովհաննես Աբելյանի անվան թատրո­նի գլխավոր ռեժիսորն էի։ Մհերին հրավիրել էինք խաղալու Պաղտասար Աղբար։ Փաստորեն, ինձ բախտ վիճակվեց նրա խաղընկերը լինել։ Աննկա­րագրելի է պատմել այն ոգևորությունը, ընդունելությունը, որը ժողովուրդը տածում էր նրա հանդեպ։ Ես չգիտեմ մեկ ուրիշ հայ ժամանակակից արտիստ, որին ժողովուրդը այդպես սիրի։ Երբ խումբը ավտոբուսով գնում էր Շամշադինի շրջանի այս կամ այն գյուղը, ճանապարհին արդեն ժողովուրդը հոծ բագմությամբ սպասում էր։ Ավտոբուսը կանգնեցնում էին, Մհերն իջնում էր, և ժողովուրդը ձեռքերի վրա մինչև թատրոն տանում էր նրան։ ժողո­վուրդը իր սերն ու գնահատանքը այնպիսի արտա­ռոց ձևով էր արտահայտում, որ անսպասելի էր։ Բոլոր ներկայացումներից հետո մեծ բանկետներ էին լինում։ Եվ դա ոչ թե գյուղի նախագահը կամ շր­ջանի ղեկավարությունն էր անում, այլ ժողովուրդը ինքն էր անում. ոչխար էին մորթում, կովեր էին մոր­թում, կռիվ էին անում, թե Մհերը ում տուն պետք է գնա։ Նա իրոք ժողովրդական էր, որովհետև նրան գնահատում էին բոլորը՝ և՛ մեծերը, և՛ փոքրերը։ Ներկայացումներից մեկի ժամանակ նրա ձայնը կտրվեց։ Մի կերպ խաղաց ներկայացումը, եկանք հյուրանոց։ Նա այդ գիշեր գրեթե չքնեց։
— Գիտե՞ս ամենից շատ հիմա ինչ եմ ուզում խաղալ,– հարցրեց։
Ես մի քանի դերերի անուն տվեցի՝ մտածելով, որ դրանք իրոք իր դերերն են։
— Ոչ, ոչ, ոչ,— և շատ զարմանալի ինձ համար՜ ասաց,— երազում եմ Օթելլո խաղալ։ Դու ռեժիսոր ես, չէիր տա, չէ՞, ինձ Օթելլո։ Հիմա կապացուցեմ, որ ես Օթելլո եմ։
Եվ մոտավորապես երկու ժամ այդ կտրված ձայնով նա անգիր «Օթելլո» կարդաց։ Այնքա՜ն էմոցիոնալ, այնքա՜ն ճիշտ և այնքա՜ն հետաքրքիր, որ ես ապշել էի։ «Մհերն իրոք մեծ արտիստ է»,— մտածում էի ես։ Չնայած որ ես նրան տեսել էի և՛ «Սրտի արատ»-ում, և «Ղազարը գնում է պատե­րազմ»֊-ում, բայց այդ օրը Շամշադինի այդ հյու– րանոցում հասկացա, թե ինչքան խորն է նրա հոգին։
Ասում են՝ Մհերը կոմեդիայի ժանրի մեծ դերա­սան էր։ Ո՛չ, դա այդպես չէ։ Մհերր նաև մեծ ողբեր­գակ էր։
Այդպես մենք լուսացրինք։ Բայց մեզ սպասում էր մեկ այլ անակնկալ։ ժամը տասնմեկին դուռը թակեցին, հերթապահն էր, ինձ մոտեցրեց պատու­հանին։ Երկրորդ հարկից նայեցի ու ի՞նչ տեսնեմ, կանանց մի մեծ խումբ, բոլորի ձեռքին՝ կաթ։ Իմա­նալով, որ Մհերի ձայնը կտրվել է, եռացրած կաթ էին բերել, որ ձայնը վերականգնվի։ Դա հուզիչ էր և շատ զարմանալի։ Մեկ անգամ ես ես ականատես եղա, թե ժողովուրդն ինչպես է պաշտում Մհերին։

Վահե Շահվերդյան
Գ. Սունդուկյանի անվան ազգային ակադեմիական թատրոնի գեդսւրվեստական ղեկավար, 
ՀՀ արվեստի վաստակավոր գործիչ
Խաչատուր Ավագյանի «Ժողովրդական արտիստը. Մհեր Մկրտչյանը ժամանակիցների հուշերում» գրքից

 

Печать

Ролан БыковВ 1966 году Мкртчан сыграл еще одну свою «звездную» роль в кино. Речь идет о фильме знаменитого Ролана Быкова «Айболит-66″ В эту веселую, музыкальную картину Мкртчан попал благодаря актеру и режиссеру Фрунзе Довлатяну, с которым хорошо был знаком.
Довлатян, узнав, что Быков ищет актера на роль одного из разбойников, предложил ему кандидатуру Мкртчяна. Попадание оказалось стопроцентным. Вместе с самим Роланом Быковым (он сыграл роль Бармалея) и Алексеем Смирновым они составили яркую, эксцентрическую троицу разбойников, которая просто не могла не вызывать симпатий.
После выхода этих двух фильмов Фрунзе Мкртчян, как говорят, проснулся знаменитым. Его по праву стали считать одним из лучших комедийных актеров страны. 

 ... Ֆրունզիկն առաջին հերթին անչափ հետաքրքիր մարդ է: Նա լուրջ անհատականություն է, որին հատուկ են կատակը, կյանքի նկատմամբ թեթև վերաբերմունքը։ Նաև չափազանց տխուր և ուրախ մարդ է։ Թե բաց հոգի է, թե հանելուկային։ Ֆրունզիկը տարբեր նկարագրեր ունի։ Անձամբ ես սիրում եմ բոլորը։ Ես գուցե օբյեկտիվ չեմ նրա նկատմամբ, չեմ կարող օբյեկտիվ լինել և չեմ ուզում, որովհետև ես անչափ սիրում եմ այդ մարդուն, այդ դերասանին։ Նա հրաշալի է, դերասանական ու մարդկային հրաշք...

Ռոլան Բիկով


Мастер импровизации
Для большого кино артиста с самым большим носом открыл Ролан Быков, пригласив армянского самородка на съемки фильма «Айболит-66».
- Когда я увидел этот профиль, эти огромные глаза, то сказал: «Снимаем без грима!» Я был в полном восторге от него! - рассказывал режиссер. - И, конечно, вскоре позвонил Георгию Данелия и сказал: «Фрунзик - уникальный актер! Он может сыграть всё, что угодно!» 

Ирина Панская.
http://donbass.ua/news/culture/cinema/2010/07/03/frunzik-mkrtchjan-muzhchiny-ne-plachut-muzhchiny-ogorchajutsja.html
(с сокращениями)
03.07.2010


 О ГРУСТНОМ ПИРАТЕ ФРУНЗИКЕ МКРТЧЯНЕ

Режиссер Ролан Быков, снимавший грустного пирата в комедии «Айболит-66» сказал, что с Фрунзе в принёс в неё солнце и доверял актёру собственную трактовку образа. Потом это стало у режиссёров традицией: Фрунзе зачастую сам находил особые оттенки для характеристики, своих героев,  словечки и фразы  и никогда не ошибался.
Ролан Быков, благодаря Довлатяна за предложенную кандидатуру Мкртчяна на роль разбойника в фильме «Айболит-66», признался: «Ты мне подарил солнце».

http://www.liveinternet.ru/users/4231626/post365493913/


Печать

Эдмонд КеосаянЭдмонд Кеосаян – режиссер, сценарист. Родился 9 октября 1936г. в Ленинакане, умер в 1995 году. 
В 1937 году на последнее свидание с арестованным Гарегином Кесаяном его жена пришла с двумя сыновьями, младшему из которых едва исполнилось шесть месяцев. Гарегин, понимавший, что участь его предрешена, сказал жене: “Можешь снова выйти замуж, но вот этому маленькому фамилию не меняй, он ее прославит!” Слова отца оказались пророческими — спустя 30 лет режиссера Эдмонда Кеосаяна узнала вся страна. 
Семья Эдмона КеосаянаДетство будущего автора романтической трилогии о “Неуловимых мстителях” начиналось далеко не романтично. Весной 1937 года отец Эдмонда был расстрелян как бывший офицер царской армии, а семья — жена и двое детей — сослана в Сибирь, в Алтайский край, деревню Вознесение. Из ссылки они вернулись только после войны, но поселиться в Ленинакане не решились — страх перед возможностью новых преследований был еще очень силен, и Кесаяны перебрались в Ереван. Кесаян — именно так изначально звучала фамилия Эдмонда, буква “о” по ошибке появилась при получении паспорта, да так и осталась. 
Фрунзик Мкртчян и Эдмонд КеосаянВ 16 лет Эдмонд уехал в Москву — поступать во ВГИК. На актерское отделение его не приняли — “из-за армянского акцента”, хотя сам Эдмонд по-армянски вообще не разговаривал. Не желая возвращаться в Ереван, Эдмонд поступил в Московский экономический институт, где проучился 4 года. И все 4 года подряд параллельно с учебой пытался поступить во ВГИК, но тщетно. Поступил он только в 1958-м, но уже на режиссерский. В 1962 году курсовая работа четверокурсника Кеосаяна “Лестница” получила Гран-при Международного кинофестиваля в Монте-Карло. Спустя год в Канне была отмечена высшей наградой и вторая его студенческая работа — фильм “Три часа дороги”. 
frunzik mkrtchyan manfolk 01После престижных международных премий молодому режиссеру дали зеленый свет, и он стал работать на студии “Юность” при Мосфильме. Призы призами, но для того, чтобы заявить о себе, нужен был один-единственный фильм и такой, о котором заговорили бы все. В ЦК Комсомола предложили к 50-летию революции снять приключенческий фильм по мотивам популярных когда-то “Красных дьяволят”. И Кеосаян решил сделать вестерн, дать достойный ответ американской “Великолепной семерке”. Но как? Трюковой школы не было, все приходилось делать в первый раз, самому придумывать трюки, набирать специалистов. Плюс выбор актеров на главные роли — ведь это были еще подростки: Вася Васильев и Виктор Косых — это не Юл Бриннер и Рональд Рейган! Тем не менее, фильм “Неуловимые мстители” был заявкой на романтически-приключенческий экшн. Риск был большой, однако неуемная энергия Кеосаяна, его бесшабашность и вера в самое невозможное зарядили всю съемочную группу, и результат не заставил себя ждать. “Неуловимые мстители” произвели фурор — картину посмотрели более 50 миллионов человек, а мальчишки смотрели фильм по многу десятков раз. Лихой азарт героев, дух юношеской романтики, великолепное созвездие актеров, потрясающая музыка, тонкий юмор — все сложилось так, как задумывал Кеосаян. 
Самый несоветский фильм на самую советскую тематику — такими получились “Неуловимые”, ярчайший образец нового жанра “истерн” — вестерна, созданного на востоке. Бешеные прибыли от проката фильма подтолкнули Госкино к заказу продолжения, о котором Кеосаян вначале и не помышлял. Второй фильм — “Новые приключения неуловимых”, имел еще больший успех, чем первый. Но погони, взрывы и трюки, “на ура” принимаемые зрителем, давались на деле совсем нелегко. 


В одном из эпизодов автомобиль с героями должен был проехать сквозь стеклянные витрины аптеки. Мосфильмовский техник по безопасности запретил делать этот трюк, утверждая, что скорость не должна превышать двадцати пяти километров в час. Дело в том, что, проехав через аптеку, машина должна была повернуть и остановиться рядом с обрывом метров в двести глубиной. А у “Роллс-Ройса” механические тормоза… Кеосаяну же нужна была скорость шестьдесят—семьдесят. От эффекта ускоренного кадра он отказался — если ускорить автомобиль, то и падение стекла будет ускоренным, и станет виден обман. Кеосаян пошел на авантюру. Несговорчивому технику прислали из Москвы телеграмму, якобы его жена прилетает в Симферополь — все для того, чтобы он на несколько часов уехал со съемочной площадки в Ялте. И как только он уехал, стали снимать. Несколько дублей. С настоящей стеклянной витриной! Присутствовавшая при этом мать актера Метелкина (Валерка) чуть не упала в обморок. Не волновался только Кеосаян. И только спустя годы сам говорил — там ведь могло случиться что угодно, мог погубить мальчика. 
Кстати, по ходу съемок Кеосаяну пришлось срочно пристраивать Михаила Метелкина во ВГИК — чтобы избавить от призыва в армию. Метелкин поступал на экономический факультет, где готовят директоров картин. Математики практически не знал. Вместо ответа исписал листок бессмысленными цифрами. И вот во время экзамена преподаватель математики выходит в туалет. Кеосаян идет за ним, заходит в соседнюю кабинку, залезает наверх и говорит оттуда: “Товарищ, у меня там поступает один из героев фильма “Неуловимые мстители”, он ни хрена не знает, поставьте ему пятерку”. Застигнутый в крайне неловком положении преподаватель взмолился:”Я все, что угодно, сделаю, только уйдите отсюда!” Потом он зашел в аудиторию, взял листок Метелкина, долго в него смотрел и сказал: “Какое оригинальное решение. Отлично!” После этого Кеосаян отвез Метелкина в “Арагви”, где и отметили его поступление… 

Вообще, Кеосаян очень любил и уважал актеров, и они платили ему взаимностью. Многие известные актеры с удовольствием снимались у него в массовках и эпизодах. Борис Сичкин даже обиделся на него, потому что в третьей серии “Неуловимых” его не было: во второй серии его героя — Бубу Касторского, убили. Но ведь и героя Ефима Копеляна убили! Однако Копелян попросил жену Кеосаяна — Лауру Геворкян: “Лаурочка, скажите Эдмонду Гарегиновичу, что я был ранен, лежал в больнице, но все-таки выжил!” И атаман Бурнаш в третьей серии “ожил”. 
Третий фильм трилогии — “Корона Российской Империи” — Кеосаяна уже буквально заставили снять. Но актеры уже выросли, и хотя фильм был, как всегда, добротный и интересный, энергетика получилась немного не той… И, как обычно бывает в таких случаях, завистники и недоброжелатели нашлись без труда. Появились недобрые критические статьи в газетах, журналах, причем еще до официального выхода фильма на широкий экран. Кеосаян тяжело переживал, жалел, что поддался уговорам и согласился снимать… Общая обстановка была настолько тяжелой, что он решил уехать в Армению. 
Председатель Госкино Армении предложил: “Сними армянскую картину — что хочешь, даже сценарий не показывай”. Так появился невероятно добрый, трогательный и ироничный фильм ”Мужчины”, открывший новую страницу в творчестве Кеосаяна и раскрывший его талант с совершенно неожиданной стороны. Картина была закончена в начале октября. Но по сценарию в конце фильма должен был выпасть снег. 
А снег в Ереване редко выпадает раньше декабря, иногда - аж в январе. Снега не было. И могло вообще не быть. Но Кеосаян уперся — в финале должен быть снег! И ждал. Даже съездил в Москву, где отлежался в больнице и взял справку о болезни, чтобы оттянуть сроки завершения картины. Ждали все. 
И однажды ранним утром, выглянув в окно ереванской гостиницы, не поверили своим глазам — весь город был белым от снега. В каком-то бешеном темпе Кеосаян успел поднять группу “по тревоге” и отснять финал картины — снег продержался всего пару часов, в последних кадрах видно, как он тает. Он просто очень хотел этого, и снег пошел, специально для него. Потом все шутили — хорошо, что ему не понадобилось наводнение! С Кеосаяном было возможно все, что угодно, такой был характер, такая энергетика. Когда сын — Давид Кеосаян — снимал документальный фильм “Профессия — режиссер”, то включил в него рабочие моменты съемок отца. Во время просмотра ему сделали замечание: “Зачем эта ускоренная съемка движений режиссера?” На самом деле это не была ускоренная съемка: Кеосаян действительно так быстро двигался. Фрунзик Мкртчян даже говорил ему: “На тебя, Эдик, надо дружеский шарж сделать: с одной горы кричишь “ау!”, а на другой уже стоишь и слушаешь свой же крик!” 
Это был человек-энергия, выкладывающийся до конца во всем. Даже в своей любви к футболу. Из-за футбола он мог бросить съемку и 5 часов мчаться из Гориса в Ереван на матчи “Арарата”, которые смотрел со скамейки запасных. Никита Симонян рассказывал, как во время одного из матчей, когда ереванцы уже выигрывали и исход матча был предрешен, мяч попал к нашему нападающему. И вдруг Эдмонд вскочил со скамейки и параллельно игроку во весь дух понесся вдоль кромки поля под смех трибун — азарт захватил его целиком. Однако при своей неуемной энергии Кеосаян невероятно серьезно и глубоко подходил к работе. Готовясь к съемкам “Звезды надежды”, изучал исторический материал. Но так как не умел читать по-армянски, то заставил супругу читать ему “Историю Армении” Мовсеса Хоренаци — громко, не торопясь, чтобы он успевал вникнуть и переварить. В процессе съемок он всегда и многократно переделывал сценарий. Когда приступали ко второй серии “Неуловимых”, сценарий в Госкино даже не стали читать —“Знаем мы Кеосаяна, покажет одно, а снимет все равно что-то совершенно другое, так что пусть делает что хочет!” Тем не менее, все свои сценарии он знал наизусть и сам показывал все роли, играя перед актерами. Никогда не приезжал на площадку неподготовленным, всегда знал, что и как будет снимать. Был очень строг — абсолютная тишина во время съемок. А ведь там сотни, а то и тысячи людей. В Гарни, во время съемок “Звезды надежды”, для эпизода объявления Мхитара преемником Давид Бека собрали огромную массовку — толпы людей на ступенях и вокруг храма, на склонах холма. И вдруг голос Кеосаяна — мат-перемат, затем: “Сними часы с руки!!!!» В средние века не было наручных часов… Как он увидел на таком расстоянии, в толпе эти часы — уму непостижимо… 
Свои “фирменные” фишки есть у многих режиссеров — Рязанов обязательно снимет самого себя в эпизоде, в фильмах Данелия нет-нет да и промелькнет песня “Мыла Марусенька белые ножки”… Кеосаян же любил снимать в картинах своих родственников и друзей. В фильме “Мужчины”, к примеру, снял свою 80-летнюю мать. “Неуловимых” он вообще создавал для своего первенца — Давида, и снял его в нескольких эпизодах. 
Но вот супруге своей, актрисе Лауре Геворкян, очень долго ролей не давал, хотя все ему это советовали — “Я только начинающий режиссер, что обо мне подумают, если я начну снимать свою жену!” В “Неуловимых” жене достались только роли в массовках. В фильме “Мужчины” Лаура появилась вообще случайно. Джигарханян прилетел на съемки всего на один день, а актриса, выбранная на эту роль, отсутствовала. И Лауру с температурой 38 привезли на съемочную площадку. Она чувствовала себя плохо, все время думала: “Что за чушь я 
играю, что за бред? Это ведь совсем не смешно…” Но в итоге именно этот эпизод — деревенские родственники в гостях у семьи стоматолога — стал одним из культовых в армянском кино. Вообще, тема родственников, семьи была для него особой. Он ничего не знал о своих близких, потому что мать боялась рассказывать что-либо об отце. В Ленинакане, во время съемок фильма “Вознесение”, к Кеосаяну на съемочной площадке подошел человек и, представившись троюродным братом, пригласил в гости. Он показал Эдмонду генеалогическое древо Кесаянов. Это был просветительский род — они открывали школы, среди них было много учителей, а дядя Эдмонда был губернатором Карса. Выяснилось, что многие Кесаяны сегодня живут за рубежом, в Америке, во Франции. Эдмонд был очень воодушевлен, попросил сделать копию древа. А в декабре произошло Спитакское землетрясение… 
Главное, что отличает все его фильмы, — доброта. Даже отрицательные герои “Неуловимых” — белогвардейцы, бандиты и проходимцы — выглядели симпатично и становились любимцами зрителей. В фильме “Звезда надежды”, рассказывающем об освободительной войне армян в средние века, он старался избежать излишней крови, жестокости. Бесконечная внутренняя доброта проявилась даже в последней его картине — “Вознесение”, посвященной детским годам, проведенным в сибирской ссылке. Родные не понимали, почему он умышленно убрал из фильма почти весь негатив — 4 часа на сборы для высылаемых, жуткий ночной вокзал, озверевшие караульные собаки, вагоны, в которых часть сосланных погибала, не добравшись до места. А ведь был 1988 год, уже можно было снимать довольно свободно. Но нет, весь фильм он посвятил русской женщине — бабе Нюре, приютившей высланных, помогшей им выжить… Доброта и открытость Кеосаяна жили в нем, несмотря на многие тяжелые проблемы. Долгие годы Кеосаян был невыездным. На кинофестиваль в Каире он должен был повезти фильм “Когда наступает сентябрь” (получивший впоследствии главный приз — “Серебряную Нефертити”). Его уже оформляли для поездки. Но в последний момент снова отказали. Он разозлился и пригласил к себе домой сотрудника КГБ, курирующего эти дела, которому заявил: “У меня уже взрослые дети, а я не могу им объяснить, почему я невыездной. Если вы мне не объясните причину, то я вызову корреспондентов, дам им интервью и выйду из партии”. Его стали умолять, мол, успокойся, все выясним. “Выяснение” длилось еще долгих 2 года, после чего наконец реабилитировали отца, и Кеосаяну разрешили ездить за рубеж. Его вызвали на Лубянку. Огромный кабинет, в конце длинного стола — кипа папок. Чиновник, курирующий культуру, сказал: “Можете посмотреть, что в них”. И вышел из кабинета. В папках оказались анонимки: “Кеосаян громогласно ругал съезд”. А дело было так. На V съезде кинематографистов, когда травили и освистывали Чухрая, Кеосаян, возмущенный происходящим, в ярости вышел из зала, употребив при этом несколько непечатных выражений. 
Чутких ушей нашлось немало… Анонимки были и из Армении: “Пользуясь тем, что в России не понимают армянского языка, Кеосаян включил в фильм националистическую песню…” — это о народной песне про фидаинов в фильме “Когда наступает сентябрь”… 
Личная трагедия Эдмонда Кеосаяна была в том, что в России он не стал русским режиссером, а в Армении — армянским. Он так и остался чужим среди своих, не став своим среди чужих. В последние годы жизни Кеосаян очень хотел навсегда вернуться в Армению, которую очень любил. Мечтал снять фильм о народном герое Андранике. А еще — фильм о Ереване, о своем поколении с рабочим названием “Городские ребята”. Это должен был быть фильм о людях, с которыми он вырос — в окрестностях кинотеатра “Москва”, о его друге Днеприке (Дно), о привезенной из Берлина трофейной машине, на которой они ездили вниз по улице Абовяна, тормозя обычным ломом — у машины не было тормозов. Не успел… Но Эдмонд Кеосаян успел сделать другое — он подарил нам доброту своей души и жизнерадостную энергию своего сердца, до сих пор работающего для нас со скоростью 24 кадра в секунду. 

Использованы материалы журнала "Ереван"

Печать

Софик СаргсянРодилась 8 декабря 1951 года в Ереване. 
Армянская советская актриса.
В 1977 окончила факультет культуры Армянского педагогического института (мастерская Г.Маляна). 
В 1978-80 работала в Ереванском драматическом театре. 1980-82 актриса театра-студии при "Арменфильме", 1983-96 - актриса и режиссер телетеатра. 
С 1995 преподает на режиссерском отделении факультета культуры Армянского педагогического института.

Դերասանուհի Սոֆիկ Սարգսյանի պատմությունը Հ. Մալյանի մասին ուրիշ պատմություն է: Սա պատմություն է ուսուցչի մասին. «Նա մտնում էր լսարան, ու սկսվում էր հիպնոսը,- այսպես է իր ուսուցչին հիշում դերասանուհին:- Մինչև հիմա նրա արվեստի հիպնոսի ազդեցության տակ եմ: Իմ կյանքը երկու հատվածի է բաժանված՝ Մալյանից առաջ ու Մալյանից հետո… Երբեք չեմ ամաչել խոստովանել, որ սիրահարված էի նրան, ավելի ճիշտ՝ նրա արվեստին, բայց միայն ես չէ, ամբողջ կուրսն էր սիրահարված: Չէի կարողանում սպասել մինչև մյուս օրը լույսը բացվեր, նա մտներ լսարան, ու ես նորից խելագարվեի: Գնում կանգնում էի նրա տան դիմացի մայթին: Այնքա՜ն էի կանգնում: Իսկ նա զգում էր: Մեծ հոգեբան էր, ու զգում էր, որ ես այնտեղ «տնկված» եմ: Պատշգամբի դուռը բացում ասում էր՝ Սոֆիկ, գնա տուն, վաղը կգամ դասի»:

Ռոբերտ Մաթոսյան

Печать

Мы в ОДНОКЛАССНИКАХ

Мы в КОНТАКТЕ

Մարդ էլ կա, մարդ էլ.

ՊԱՐՈՒՅՐ ՍԵՒԱԿ - ՄԱՐԴ ԷԼ ԿԱ, ՄԱՐԴ Է
посмотреть видео

Качество сайта согласно www.cys.ru

качество сайта frunzik.com

Мы на ФЕЙСБУКЕ