Фрунзик МкртчянРазговор об артисте часто начинается с описания обстановки на съемке. Не хочется изменять этой традиции и сейчас, когда разговор пойдет о Фрунзике Мкртчяне.
Шел третий час ночи, но в павильоне кипела работа: Ереванский театр имени Сундукяна уезжал на гастроли, без отснятых с артистами сцен группе угрожали два месяца простоя.
Снимался фильм «Треугольник», сцена с кузнецами, и снимать оставалось последние кадры, но работа не кле­илась, становилось ясным, что даже впрок назначенная вторая смена не поможет, и от этого все еще больше суетились... Кузнецы сидели и ужинали, их настроение было очень серьезным: решался вопрос о женитьбе одного из них.
Пошел уже пятый дубль, но опять что-то не получа­лось, и тут у режиссера полезли глаза на лоб: один из кузнецов — Фрунзик Мкртчян — начал вдруг ворошить угли и, раскопав раскаленную железяку, запустил ее к себе в чай. Камера остановилась, и все накинулись на него с обвинениями: нашел время хохмить! Но актер, за­ложив за щеку кусок сахара, невозмутимо и слегка оби­женно продолжал отхлебывать из кружки.

Фрунзик Мкртчян в фильме "Треугольник"— Так у него же чай остыл, вы что хотите, чтобы он пил холодный чай?
Обратились к кузнецу-консультанту, тот только воз­мущенно развел руками: не водится у кузнецов такой способ разогревания чая. Однако шутка вызвала раз­рядку, работа пошла дружней, и все отсняли вовремя. А самое удивительное — в картине остался именно этот дубль. Непринятый и удивительный способ разогревать чай оказался и к месту, и к настроению, и к характеру героя. А также — к характеру актера.
Список сыгранных Мкртчяном ролей, может быть, не очень велик, но главные из них хорошо запомнились зрителям. Прежде всего в фильмах «Айболит-66», «Кав­казская пленница», «Треугольник». Но были и другие картины — «Парни музкоманды», «Из времен голода», «26 бакинских комиссаров», «33»...
Роли самые разноплановые, сыгранные по-разному, о них можно сказать много лестных, а иногда и нелест­ных слов. Но все, кто работал с Мкртчяном, все, кто знаком с его актерской индивидуальностью, в один голос утверждают: несмотря на удачи, Мкртчян — ар­тист еще не открытых возможностей, имеющий все дан­ные быть острохарактерным комическим артистом очень высокого класса.
Иной режиссер порой с опаской приглашает его — будет ли Мкртчян с достаточной серьезностью относить­ся к работе и не станет ли выкидывать на площадке всякие штучки? Но кто знает его лучше, знает и то, с ка­кой величайшей ответственностью он трудится и с какой детской доверчивостью воспринимает всерьез любую, порой самую нереальную обстановку и ситуацию. И ес­ли он иногда делает что-нибудь на первый взгляд не­суразное и несовместимое с действием фильма, пусть режиссер сам призадумается, потому что так Мкртчян ищет то зерно истины, без которого немыслима правда в искусстве.
Артистическая карьера Мкртчяна началась давно и связана с Государственным академическим театром имени Сундукяна, где он создал целую галерею обра­зов и стал одним из ведущих артистов. Особенно по­пулярен он стал, как это часто бывает, с приходом в кино.
Фрунзик Мкртчян в фильме "33"В фильме «33» Мкртчян играет некоего импортного профессора, разговаривающего на дикой тарабарщи­не— одного из острогиперболизированных обра­зов фильма. В сверхсовременной и непонятной лабо­ратории появляется такой же сверхсовременный про­фессор с серебристыми прядями волос и чудной по­ходкой, в безумном азарте творящий свои непонятные манипуляции. Это гротеск. И приемы изображения здесь свои — гиперболизированные и условные.
Совершенно в иной манере решен образ Грустного разбойника в фильме «Айболит-66», хотя этот фильм не менее гротескный по манере. Но, несмотря на всю его условность, актер ищет реалистические черты в своем герое. Если Бармалей Быкова — фанатик, доходящий в своем порыве до мальчишества, то герой Мкртчяна — это герой поневоле. Он везде идет за своим «руково­дителем», и в болота, и в пески, но, что бы он ни де­лал— гоняется ли на акуле за доктором, или разводит огонь, чтобы зажарить его,— он всегда труслив и жалок, что, впрочем, не делает его менее страшным и мерз­ким.
Палач поневоле, разбойник поневоле, однако де­лающий свои грязные делишки с должным усердием и рабской преданностью.
Фрунзик Мкртчян в фильме "Кавказская пленница"Приблизительно в этом же ключе, стараясь найти в отрицательном персонаже свою логику и правду, вы­ступает Мкртчян в фильме «Кавказская пленница», где герой его, некий Джабраил,— человек старательный, озабоченный своими меркантильными хозяйственными проблемами, всеми силами старается услужить нужно­му человечку. Он отнюдь не отягощает себя раздумья­ми на моральные темы.
В небольшой ленте «Из времен голода» Мкртчян сыг­рал очень интересную роль дурачка, гоняющегося за кудахтающей курицей. Здесь тема его была отдельна, но, поскольку действие само по себе было достаточно тра­гично (речь шла о голодной смерти и об убийстве), эта суетливая возня придавала особо страшный смысл сцене.
Наибольшей актерской удачей можно назвать фильм «Треугольник», где Мкртчян исполнил роль одного из пяти Мкртичей.
«Треугольник» завоевал второй приз на Всесоюзном кинофестивале в Ленинграде и главный приз «Проме­тей» на киносмотре закавказских республик и Украины. И мне кажется, такому успеху немало содействовала игра Мкртчяна, потому что это фильм актерский, фильм непередаваемого и тонкого настроения.
Фрунзик Мкртчян в фильме "Айболит-66"Образ, созданный Мкртчяном, обладает, на мой взгляд, качеством ценным и довольно редким. Гаспар интеллигентен в лучшем понимании этого слова, той ин­теллигентностью, которой дороги нам простые герои Чехова и Сарояна. Потому что таков же сам Мкртчян: при всем его веселом характере в нем всегда присут­ствует какая-то грустинка, мягкость. Поэтому он высту­пает и в комическом и в трагическом амплуа.
И эта человеческая индивидуальность проявляется во всем. И все, что он делает, получается интересно.
Популярность его везде, а в особенности в Армении, очень велика. Когда Мкртчян купил машину, сразу ро­дился анекдот. Рассказывали, что он требовал от инс­пекции номер «01-99» — так назывался полюбившийся армянскому зрителю короткометражный фильм, где ар­тист играл пьянчужку-шофера, которому часто приходи­лось иметь дело с ГАИ.
Когда мы приехали к Мкртчяну, он сказал фотокор­респонденту: «Если будете печатать фотографию, сде­лайте покрупней, чтобы получше был виден мой про­филь. Может быть, кто-нибудь возьмет меня на роль Сирано де Бержерака. Я очень хочу сыграть эту роль».
На это у него есть все основания, потому что можно сказать, что актер и герой, которого он мечтает сы­грать,— вино одного розлива; кроме такого же носа, как у Сирано, у Мкртчяна такое же бьющее через край жизнелюбие, темперамент, не уступающий гасконскому, большая, затаенная нежность и горечь.
Хочется увидеть его и в этой роли и еще во многих других, но лично я с особым удовольствием представ­ляю его в роли Весли Джексона, героя известного ро­мана Сарояна: именно Мкртчян сможет так от души напевать: «О Валенсия, Валенсия»,— именно Он может, обливаясь слезами, жалеть весь мир, начиная от сфинк­са, которому скучно в пустыне, и кончая девушками, которых одели 8 солдатскую форму.
И это очень здорово, что живет такой хороший па­рень и хороший артист, который сыграл и сыграет еще много прекрасных ролей, доставляя людям радость,— веселый и грустный, озорной и робкий Фрунзик Мкртчян.

Л. Григорян (Ереван)
Журнал "Советский Экран"
№15 от 1968 г.

Печать

Мы в ОДНОКЛАССНИКАХ

Мы на ФЕЙСБУКЕ