Смена началась в 16.30 и должна была закончиться в 24.00. Снимали послед­ние кадры в павильоне перед выездом на «нату­ру»... Впереди группу ждали Крым и Кавказ, а сегодня «юг» сконцентрировался в девятом павильоне «Мосфиль­ма» и напоминал о себе только зеленым тряпочным плющом, ли­хо приколотым декораторами к белой стене, да стайкой «южных курортниц» — актрис массовки.
Снимали сорок девятый кадр — сцену в ресторане. В нем был занят только один актер — Алек­сандр Демьяненко, играющий главного героя, Шурика.
Да, да, нашего старого знако­мого, того самого Шурика, над приключениями которого совсем недавно мы смеялись, когда смот­рели фильм «Операция «Ы»...»
«Кавказская пленница» — коме­дия цветная, музыкальная. Сю­жет ее, как и полагается в коме­дии, запутан и полон всяческих неожиданностей. Со студентом Шуриком, который во время ка­никул отправился на юг собирать местные легенды, сказки, за­стольные тосты, и произошла та удивительная история, о которой расскажет фильм.
И не случилось бы ничего, если бы Шурик, во-первых, не встретился с ослепительно краси­вой девушкой Ниной и, во-вторых, не открыл цели своего при­езда администратору гостиницы, большому энтузиасту по части местного фольклора — сказок, ле­генд и особенно тостов.
Итак, кадр 49. Шурика знакомят в ресторане с местными тостами и потчуют молодым вином. Это уже далеко не первый тост, но зато самый трогательный для Шу­рика.
«...Птичка стала подниматься все выше и выше, но очень скоро обожгла себе крылья и упала на самое дно глубокого ущелья. Так выпьем же за то, чтобы никто из нас, как бы высоко он ни зале­тал, никогда не отрывался от коллектива».
Шурик неожиданно всхлипы­вает.
- Что такое, дорогой? — спра­шивают его.
- Птичку жалко! — И разража­ется бурными детскими слезами.
Идет репетиция. Рядом с Шури­ком — Демьяненко — режиссер-постановщик «Кавказской пленни­цы» Леонид Гайдай. Вместе с ак­тером он сотрясается в рыданиях.
- Птичку жалко... Вот так. Хо­рошо. Давайте снимать.
- Кадр 49, дубль 1,— сказал ассистент. Отсняли семь метров.
- А теперь, Саша, попробуй так,— говорит режиссер.— Ты страшно огорчен, но ты мужчина, ты держишь себя в руках, ты полон достоинства. «Птичку жал­ко!» И, сжав зубы, скупо, по-мужски плачешь.
Перед пятым дублем у Саши Демьяненко высохли слезы, при­шлось сделать глицериновые. Припудрили нос. Снова съемка... Растрепанный парень в вылиняв­шей ковбойке наконец плачет вполне удовлетворительно. Дубль удался.
В 24.00 Леонид Гайдай, поста­новщик картин «Пес Барбос и необычный кросс», «Самогонщи­ки», «Деловые люди», «Опера­ция «Ы»...», дал интервью:
- Вероятно, я от комедии ни­когда не откажусь. Этот жанр постоянно привлекает меня. Одна­ко не всякую кинокомедию я взялся бы поставить. В послед­нее время у нас появилось доста­точно много так называемых «бытовых» комедий, с лирически- камерным сюжетом, мягким юмором, незатейливым конфлик­том.
Такие фильмы, разумеется, нужны. Однако мне ближе сати­ра, гротеск, эксцентрика.
Я люблю острый ритм, быстрый темп, резкий монтаж, кинотрюки, очень люблю пантомиму... В ки­нокомедии, на мой взгляд, долж­но быть как можно меньше слов, а те, которые есть, обяза­ны быть лаконичными, отточен­ными, бьющими точно в цель.
- Леонид Иович, а не кажется ли вам, что именно таких острых, смешных слов подчас и не хвата­ет вашему сценарию? В нем достаточное количество смешных ситуации, интересно придуманных сцен, однако реплики действую­щих лиц невыразительны.
- Может быть... Мне трудно об этом судить, так как вместе с Я. Костюковским и М. Слободским я являюсь автором сценария. Но взгляните на режиссерский сце­нарий, нет, не на лицо страницы, а на ее оборот,— он весь испи­сан. То, что вы прочитали, еще не окончательный вариант, во мно­гом он «варится» здесь, на съе­мочной площадке, случается, что мы заново придумываем целые сцены. Наш фильм — труд кол­лективный. Вместе с актерами мы отрабатываем реплики, и частень­ко на репетиции экспромтом рождаются новые, подсказанные самими героями фильма.
В картине «Кавказская плен­ница» зрители снова встретятся с полюбившейся «троицей» — Ю. Никулиным, Г. Вициным и Е. Моргуновым (Балбес, Трус и Бывалый).
- Я люблю этих актеров,— рассказывает Л. Гайдай,— нас свя­зывает долгая творческая друж­ба. С большим трудом отыскал я их для «Пса Барбоса», наделил именами-масками, и с тех пор они, почти как литературные ге­рои, вырвались из-под моей опе­ки и самостоятельно гуляют по свету. Их приглашают сниматься другие режиссеры, для них даже специально пишут сценарии. В моем фильме самые смешные эпизоды отведены Трусу, Балбесу и Бывалому. Надеюсь, не подве­дут !
Познакомятся зрители и с де­бютанткой в кино — Натальей Варлей, играющей роль Нины, той самой «ослепительной» де­вушки, в которую влюбился Шу­рик. Наташа недавно окончила цирковое училище, она воздуш­ная эквилибристка. Эта профес­сия очень пригодится ей на съем­ках, ее героине неоднократно придется выходить из трудных положений, проявляя смелость и ловкость. В фильме снимаются Владимир Этуш, Фрунзик Мкртчян, Р. Ахметов. Оператор К. Бровин.

Н. Орлова
"Советский экран"
15-1966

Печать