ОРТАртист Фрунзик Мкртчян мог ничего не говорить, а люди уже начинали смеяться. Однажды в Америке на одном из его выступлений больше половины зала составляли американцы, которые не говорили ни по-русски, ни по-армянски. Артист вышел на авансцену и пять минут молча стоял и смотрел в зал. Публика от хохота сползала с кресел на пол. А Фрунзик поклонился и ушел.
Завтра замечательному актеру исполнилось бы 85 лет. Наиболее он запомнился зрителям в фильме "Мимино". Хотя если верить режиссеру фильма Георгию Николаевичу Данелия, Фрунзика Мкртчяна, точнее, шофера Рубика могло вовсе не быть. По сценарию главного героя надо было поселить в московскую гостиницу. Номера в те времена были двухместные. Соседом Валико мог стать эндокринолог с Урала в исполнении Евгения Леонова или шофер из Армении в исполнении Фрунзика Мкртчяна. Бросали монету. Выпала решка – Хачикян.
Мкртчяна обожали в Армении и до того, как он пил кефир в гостинице "Россия" и давал показания в суде. Но именно благодаря "Мимино" он стал всенародным героем. В те годы много говорили о дружбе народов, но никакие мероприятия не могли сравниться с тем, что сделал для дружбы народов фильм "Мимино".
На полководца, чье имя носил, Фрунзик походил мало. Ничего грозного и воинственного. Огромный нос, которого он совершенно не стеснялся. В детстве даже прозвище было - "Нос". И печальные глаза в пол-лица.
Он обожал Чаплина. И подобно Чаплину мог смешить, не произнося ни слова. Хотя, когда говорил, смешил еще больше. Он мог пожалеть шахматную пешку и заплакать: какая же она одинокая и беззащитная! Все игрушки, что дарил сыну, сам же и разбирал, так что собрать обратно было невозможно. Всe пытался понять, что внутри у игрушечной птицы, почему ездит заводная гоночная машинка.
В жизни Фрунзика грустного было больше, чем смешного, - тяжелые болезни близких людей, депрессия. Но экран сохранил именно детскую улыбку "самого грустного в мире армянина".

3 июля 2015

Печать