4 июля одному из самых ярких актеров советского кино Фрунзе (Мгеру) Мкртчяну исполнилось бы 80 лет. По просьбе обозревателя "Известий"об актере рассказал его брат - кинорежиссер, художественный руководитель Ереванского театра имени Мгера Мкртчяна Альберт Мкртчян.

Известия: Мгер - это ведь подаренное Фрунзе Мушеговичу имя?
Альберт Мкртчян: Да, так во время гастролей Театра имени Сундукяна в Ливане его назвали местные армяне. Фрунзик очень гордился этим именем, ведь в переводе оно обозначает Солнце.
Известия: Вы советовались с братом, когда решили поступать во ВГИК?
Альберт Мкртчян: Он даже не знал об этом. Узнав, очень удивился. Ему казалось, что я буду театральным актером. В детстве мы с ним играли в самодеятельном театре в Ленинакане. Благодаря театру мой старший брат занимался и моим воспитанием. Бывало, я шалил, иногда дрался. А в театре мы с ним участвовали в постановке по повести Ованеса Туманяна "Гикор". Я играл Гикора, бедного мальчика, которого родители отдали на обучение к купцу. Купец - его играл Фрунзе - по сюжету шлепал Гикора. Однажды после очередного моего хулиганства брат поменял текст, и на сцене я получил сполна. Потом такое повторилось еще пару раз. Эти уроки подействовали...
Известия: В 1969 году вы снимали свой первый фильм и пригласили Фрунзе в качестве актера.
Альберт Мкртчян: Это была курсовая короткометражная работа под названием "Фотография". Мне хотелось доказать, что у моего старшего брата многогранное дарование - не только комическое. Я знал, что основой его творчества было наблюдение за людьми. Он моментально схватывал эмоции, характеры. И свою дипломную работу "Памятник" я снимал с Фрунзиком. А потом, в 1980 году, мы с ним встретились на настоящей съемочной площадке.
Известия: К этому времени он уже стал любимцем всего Советского Союза. "Айболит-66", "Кавказская пленница", "Мимино", "Суета сует"... Он пользовался своей популярностью?
Альберт Мкртчян: К славе он относился спокойно и никогда не страдал звездной болезнью. Но люди бурно реагировали на "живого" Фрунзика, что было равносильно вторжению на личную территорию. Каждый прохожий в Ереване считал его родным человеком. Однажды мы спустились в московское метро и смогли проехать только одну остановку - с аплодисментами. Никаких материальных благ он не нажил. Но просящим он не мог отказать. Тут его известность помогала добывать и квартиры, и машины, и лекарства.
Известия: В последние годы жизни на долю Фрунзе Мушеговича выпало много испытаний...
Альберт Мкртчян: Когда врачи поставили трагический диагноз любимой жене, а потом и сыну, Фрунзик боролся до конца. Он много работал, чтобы обеспечить им достойное лечение. А еще - страшное землетрясение в Ленинакане в 1988 году. От нашего родного дома не осталось ничего. Погибли многие знакомые, друзья. И в Ереване жизнь в начале девяностых была очень тяжелой. Зимой 1993 года практически не было освещения и отопления. А Фрунзик очень любил "Адажио" Альбинони. Мы с друзьями приспособили к его магнитофону аккумулятор от машины, и он мог слушать свою любимую мелодию. 29 декабря его не стало. Наша мечта о совместной театральной постановке осталась невоплощенной...

Известия логотипВита Рамм
"Известия"
5 июля 2010

Печать