ЧЕЛОВЕК ЗА КАДРОМ        ЧЕЛОВЕК ЗА КАДРОМ        Генрих Оганесян, снявший всеми любимый фильм «Три плюс два», прожил        недолгую        жизнь. Он умер на пике славы, оставшись в памяти людей не только как        талантливый        кинорежиссер, но и очень веселый человек.               текст ЭДУАРД АЯНЯН, ЭЛЕН МУСАЕЛЯН        фото ИЗ АРХИВОВ МУЗЕЯ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА        ИМЕНИ Е.ЧАРЕНЦА        Покорение Москвы было заветно целью. И эта цель в представлении Генриха        Оганесяна — молодого стажера ереванского театра им. Сундукяна —        приравнивалась к покорению мира. В столицу он ехал с грандиозными        планами, но, увы, с первого раза поступить на режиссерский факультет        ВГИКа не удалось. Однако ради кино молодой и амбициозный Оганесян был        готов на все. Тогда-то ему и пригодился специфический актерский опыт,        приобретенный в Ереване… Шла война. В театре им. Сундук  ика, доверху груженные реквизитом оперы «Иван Сусанин»!        Герасимов был в восторге. Оганесяна приняли ассистентом. Его        организаторским способностям многие могли бы позавидовать. Казалось, он        умудрялся бывать одновременно в разных местах и отлаживал съемочный        процесс с такой виртуозностью, что на самом деле стал незаменимым        помощником Сергея Аполлинариевича. Вскоре упорство молодого человека в        достижении своей цели увенчалось успехом, он был зачислен во ВГИК на        режиссерский факультет. И повсюду, где бы он ни находился, шутки и        розыгрыши были его вечными спутниками, жизнь он воспринимал не иначе        как игру. В троллейбусе по дороге во ВГИК тихонько наступит        на ногу кому-нибудь и тут же сочувственно скажет: «Вот какой народ        пошел. Никогда не извинится». Кивает при этом на ничего не понимающего        человека с газетой. Тот, кому Генрих наступил на ногу, говорил        пассажиру с газетой: «Хам!» — «Да что вы ко мне при-        вязались?!» — возмущался ни в чем не повинный человек. «Кто к кому        привязался?!» И начинался скандал. А Генрих с интересом наблюдал за        развитием событий, иногда вставляя провокационные реплики.        
        Повсюду, где бы ни находился Генрих Оганесян, шутки и розыгрыши были        его вечными спутниками. Жизнь он воспринимал не иначе как забавную        игру.        РЕТРО        135        По-русски Генрих говорил с сильным акцентом, но все его понимали. Людей        он делил на «удобни»и «не удобни». И с «не удобни» могла произойти        любая каверза.               Практиковал он и такой розыгрыш. В ресторане подбегал к незнакомому        человеку, начинал хватать его за руки, трепать за волосы, щипать за        щеки, пошлепывать. Когда человек уже не мог сопротивляться и готов был        признать в Оганесяне знакомого, Генрих        успокаивался и говорил: «Ой! Я ошибся, простите!» Оганесян обладал        потрясающим даром имитировать иностранную речь. Не зная ни одного        языка, он мог        быстро и уверенно «говорить» по-английски, по-французски, по-испански и        т.д. Однажды в буфете ВГИКа за соседним столиком сидели интеллигентные        дамы, преподавательницы иностранных языков, и разговаривали        по-английски. Генрих начал произносить тирады, имитируя английскую        речь. Дамы напряглись. Последовала пауза. Потом одна из них обратилась        к Генриху по-английски. Он невозмутимо признался:        — Я не знаю языка.        — Не обманывайте меня, — возразила дама. — Я вам все равно не поверю!        А вот по-русски Генрих говорил с сильным акцентом. Но все его хорошо        понимали. Людей он классифицировал так: «удобни» и «не удобни». Это        многое определяло в его жизни… И с «не удобни» могла произойти        какая-нибудь каверза.        В 1954 году Оганесян окончил экстерном ВГИК. В течение нескольких лет,        работая над различными фильмами, он потихоньку приближался к первой        самостоятельной работе, которой стал фильм «Приключения Кроша» по        рассказу Рыбакова. Фильм имел        грандиозный успех — в прокате картина собрала 19,2 млн зрителей.        Кстати, исполнивший роль Кроша Николай Томашевский, сын второй жены        Генриха Марины, благодаря фильму стал невероятно популярным.        В этом же фильме свою первую главную роль в кино исполнил Никита        Михалков.        Вслед за этим Оганесян взялся за экранизацию комедии Сергея Михалкова        «Дикари». Режиссерский талант и интуиция подсказывали ему, что простое        перенесение пьесы на экран будет банально. Он решил попробовать молодых        артистов — Андрея Миронова,        Геннадия Нилова, Евгения Жарикова, Наталью Фатееву, Наталью Кустинскую.        Репетировали актеры по вечерам, и атмосфера влюбленности, предельной        галантности по отношению к девушкам сама по себе отражалась на работе.        Ребята фонтанировали хохмами, розыгрышами, многие из которых «ложились»        на пленку. Там же рождались фразы, ставшие впоследствии крылатыми, чего        стоила только: «Представляешь,        Джексон оказался женщиной!» Атмосфера непосредственности и        раскрепощенности, созданная Оганесяном на съемочной площадке,        превратила фильм в бесконечный ряд добрых и веселых шуток, в одной из        которых участвовал и сам режиссер, сыгравший эпизодическую роль        официанта в ресторане. За два с половиной месяца комедия «Три плюс два»        была отснята и вскоре вышла на экраны. Успех фильма был оглушительным —        в прокате он собрал 35 млн зрителей! Молодые актеры стали настоящими        звездами, а Фатеева с Кустинской — секс-символами. После выхода картины        Генриха Оганесяна часто допекали вопросом, кто ему больше нравится —        блондинка Кустинская или        брюнетка Фатеева? Он же неизменно с характерным армянским акцентом        отшучивался: «Они мне обе… не нравятся!» Объяснялось все очень просто:        Генрих Оганесян обожал свою жену Марину и на съемочных площадках        романов не заводил. Казалось, у талантливого режиссера, жизнерадостного        и веселого человека        все еще впереди. Но судьба распорядилась иначе…        Вскоре после фильма «Три плюс два» Оганесян тяжело заболел. Он лежал        при смерти у себя дома, в квартире на Старом Арбате. Марина Томашевская        позвонила Нами Микоян (невестке Анастаса Микояна) и сказала, что        Генриху очень хочется Севанской форели. Есть он уже не мог, но хотел        хотя бы прикоснуться к любимому лакомству. Нами, имея возможность        заказывать продукты на спецбазе, достала ее и принесла…        2 декабря 1964 года Генриха Оганесяна не стало. Он умер на взлете своей        карьеры, не успев реализовать и сотой доли того, что хотел и мог… Нам        же навсегда остались его фильмы, такие теплые, душевные, остроумные и        смешные, что, несомненно, будут любимы еще не одним поколением        зрителей… А еще остался людской памяти яркий человек, превращавший и        вою, и чужую жизнь в увлекательную, веселую игру.        Чтобы потом было что вспомнить.

Печать